Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:07 

Be Thou hailed

Uxor Dei
Народ забил свои чугунные головы Хэллоуином до уровня "выше некуда".
Серъёзно. Все эти нажраться в стельку, нарядиться радугой и заразить тем же своих детей не могут нравиться.
Не было никогда никакого Хэллоуина. Конечно, все эти рассказы про День Всех Святых - бред сивой кобылы. Был, и остается поныне чудесный праздник - Самхэйн.
Кто сейчас хотя бы знает это слово?
Нарядиться и напиться хочет 80% населения, и это понятно, какое им дело до наших традиций. Но не в правах самих язычников забывать истинное значение Самхэйна. Я не викканка, я рёккатруа, но мне известно, что на викканские шабаши границы между мирами истончаются, и эти дни благоприятны для наших практик.
И в нашей вере сегодня тоже праздник. Этот день считается Днем Рождения Богини Смерти - Хель.
У меня плохо получается Ей служить, у меня легкая голова, язык без костей и вечная жажда смены места-деятельности-настроения. Все же надеюсь, что есть в нашем кругу народ более сознательный.
Она - Подательница Жизни и Смерти; Она вкладывает душу в тело. По-своему Хель - Богиня-мать, хотя, конечно, большинство язычников (асатруа по большей части) привыкли представлять материнский образ по-другому, но

Я видела, как она держит на руках души умерших младенцев, баюкает их и поет им песни. Насколько мы знаем, своих детей у нее нет, но все Мертвые — ее дети. И потом, уж кого-кого, а детей в ее мире предостаточно — и бледных малышей, чтобы утешать и гладить их по головке, и ребят постарше, о которых тоже можно нежно заботиться. Хела кормит всех мертвых, и каких бы ужасных историй ни насочиняли о ней завистники, на самом деле никто не встает из-за ее стола голодным. Этот пресловутый стол называется «Голод» всего лишь потому, что ради утоления голода к нему и приходят мертвые. И с каждым кусочком пищи, съеденным за этим столом, они становятся все дальше и дальше от своей прожитой жизни — и все ближе и ближе к той Пустоте, в которой Хела решит, пойдут ли они дальше или останутся.

Гудрун



Гимн Хеле

Глубже сухой пустыни, глубже речного ложа,
Глубже наносов ила, глубже земли и гнили,
Глубже могилы и бойни, глубже подвалов склепа
Мир Госпожи простерся, из Девяти — величайший.

Под небосклоном серым, под бездыханным солнцем,
Под костяною дланью, строгой и непреклонной,
У основанья Древа, глубже снегов Нифльхейма, —
Вечный чертог забвенья, дом и очаг последний.

В черепе и скелете, в полом шатре меж ребер,
В каждом хряще и связке, в гулких палатах сердца,
В каждой частице крови, в вечном деленье клеток,
В каждом твоем дыханье — голос Ее бессонный:

Я — твоя смерть и то,
Что с тобой будет потом.
Жизни этого тела
Я очертила пределы.
Я — твой терпеливейший друг, я — твой беспощаднейший враг.
Я — владычица мертвых, и я — хранитель живых.
Я — тайный твой путь домой, но я знаю, откуда ты вышел.

Слава подземной Богине, слава хозяйке Хельхейма!
Славься, дочь могучей Ведуньи, гордость Ангрбоды!
Славься, дочь Пламявласого, дочь смутьяна миров!
Тюремщица Бальдра, защитница Бальдра,
Подруга и спутница Мордгуд!
Слава хозяйке предков; слава Стражнице Мертвых!
Ты — петля и топор; слава Владычице Смерти!
Слава Той, что царит под землей, Неотвратимой — слава!
Ты — центр лабиринта. Славься, о Черно-Красная Хела!

(Элизабет Вонгвизит)

18:45 

Серость и красность

Uxor Dei
Ma küll võin elada sinuta, aga sa oled... kena linn.

"А в Таллинне сыро и скоро наступит весна.
Слегка дребезжит под холодным дождём черепица,
И Вышгород пуст, и темна городская стена,
И улицы сдобою пахнут и свежей корицей.

А в Таллинне осень и школьный заманчивый гул,
И мокнет асфальт, и куда-то спешат горожане,
И Девичья Башня почётный несёт караул,
А в Башне – глинтвейн и кусочек лимона в стакане...

А в Таллинне ветер, дождливо и близится май,
И зонтики пляшут в руках, улыбаясь прохожим,
А вечером светится окнами старый трамвай,
И тихо звенит, и качается в такт осторожно.

А в Таллинне зелено море и тёмен песок.
Расстроен рояль, и пюпитр разбит и печален.
Скупое дождливое лето, последний звонок,
Забытые белые ночи... Поехали в Таллинн... "

Дина Августовская

23:11 

Дороги

Uxor Dei
Там за третьим перекрестком,
И оттуда строго к югу,
Всадник с золотою саблей
В травы густо сеет звезды.
Слышишь, гроздьями роняет небо
Из прорех зерно стальное,
Горные лихие тропы
Покрывая пеленою.

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

Там у третьего причала
Сизый парус, парус белый,
Делят небо от начала
До рассвета рваной раной,
Слышишь? Море омывает шрамы,
Посыпает крупной солью
Струпья цвета бычьей крови,
Словно память древней боли.

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

Там у третьего порога,
За широкою ступенью,
Верно шелковые камни,
Бьется надвое дорога, слышишь?
Правый путь ведет на пристань,
Путь окружный – в горы, к югу,
Но на свете нет дороги,
Чтобы нас вела друг к другу!

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

Тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...
Лукавый, смирись -
Мы все равно тебя сильней,
И у огней небесных стран
Сегодня будет тепло.

21:24 

ED. Переоценка ценностей.

Uxor Dei
Какие диеты самые известные?
Кремлевская, Аткинса, Английская, бла-бла-бла. Это то, на чем современные дамочки сидят чаще всего.
Но если меня спросят, первое, что придет в мою мусорную головень, будет АВС, AD, ABC light, питьевая...
Знаете, что такое АВС и AD?
Я отвечу просто. Это две добротные стальные мясорубки.
Особенно вторая.
Какой обмен веществ, вы о чем вообще. По словам одной из моих "сокамерниц", AD (хорошее название, правда?) это "последняя надежда тех, чья обменка окончательно сорвана". Никакие 500-700 ккал в день даром не проходят - обмен веществ замедляется, "срывается", и обратного пути уже нет - если девочка и решит нормально есть, ее разнесет как после рождения тройни.
Итак, по возрастанию. Рацион диеты АВС (Ana Boot Camp):

День - Калории
---------------
1 - 500 или меньше
2 - 500 или меньше
3 - 300
4 - 400
5 - 100
6 - 200
7 - 300
8 - 400
9 - 500
10 - голодание
11 - 150
12 - 200
13 - 400
14 - 350
15 - 250
16 - 200
17 - голодание
18 - 200
19 - 100
20 - голодание
21 - 300
22 - 250
23 - 200
24 - 150
25 - 100
26 - 50
27 - 100
28 - 200
29 - 200
30 - 300
31 - 800
32 - голодание
33 - 250
34 - 350
35 - 450
36 - голодание
37 - 500
38 - 450
39 - 400
40 - 350
41 - 300
42 - 250
43 - 200
44 - 200
45 - 250
46 - 200
47 - 300
48 - 200
49 - 150
50 - голодание

Это - классика анорексии, любимая диета всех про-ана.
Я знаю до кучи девочек, прошедших ее от и до. У них у всех была одна общая черта - по ее окончанию все до одной уходили в двухнедельный зажор. Знаете, что такое зажор? Даже не зажор, а зажор. Вслушайтесь в это слово. Если вы не знаете, что это - хронически недоедать в течение многих, очень многих дней, вы понятия не имеете, что это такое и с чем это едят. Хотя "с чем это есть" у каждого свое. Но это не булочка, не шоколадка, не мороженое - это просто закидывание в себя того, что под руку попадется. В полубессознательном состоянии - и это неконтролируемый процесс. Многие рыдают во время зажоров, но остановиться не могут - природа сильнее. Многих потом увозит "скорая". У некоторых случается заворот кишок.
Мне повезло, у меня слабые сосуды. (и я им за это очень благодарна). АВС они бы не выдержали и отомстили бы обмороками. Поэтому до заворота кишок у меня не доходило, хотя зажорищи были и не один. Хотя никто, наверное, не заставит меня больше сесть на диету, я тверда в своем убеждении, что недоесть лучше, чем переесть. И правда - боль в области Манипуры будет преследовать меня в кошмарах еще долго.
Хватит об АВС, переходим к следующей части вечеринки.
Итак, АД. В отличии от абеце, она в три раза длиннее... а страшнее раз в двадцать.

1. голод
2. 50
3. голод
4. 50
5. голод
6. 100
7. 200
8. 250
9. 200
10. 100
11. 150
12. 200
13. 250
14. 300
15. 350
16. 400
17. 350
18. 200
19. 100
20. голод
21. 150
22. 200
23. 250
24. 300
25. 350
26. 400
27. 450
28. 350
29. 200
30. 150
31. голод
32. 100
33. 200
34. 250
35. 300
36. 350
37. 300
38. 250
39. 200
40. 150
41. 100
42. 50
43. 150
44. 200
45. 250
46. 300
47. 350
48. 400
49. голод
50. 100
51. 150
52. 200
53. 250
54. 300
55. 250
56. 200
57. 150
58. 100
59. 150
60. 250
61. 300
62. 250
63. 200
64. 100
65. голод
66. 250
67. 350
68. 400
69. 450
70. 500
71. 350
72. 300
73. 250
74. 200
75. 150
76. 100
77. голод
78. 350
79. 250
80. 200
81. 100
82. голод
83. 150
84. 200
85. 250
86. 300
87. 350
88. 250
89. 150
90. голод

...
Комментарий к этому Освенциму одной анорексички:

Отсидела на ней без срывов 3 недели(Пришлось прекратить диету из-за проблем со здоровьем).
Сразу говорю, эта диета - не средство легко скинуть 8 кг за 30 дней, а последняя надежда для тех, кто загубил свою обменку и организм, и за весь период диеты сможет похудеть, например, с 37 до 25 кг.

Если вы не можете элементарно поголодать неделю - забудьте. Забудьте AD, словно этой диеты и не существует.
Ибо это ИДЕАЛЬНЫЙ способ быстро и легко угробить сердце и кишечник.


Это слова анорексика, знающего толк в этих делах.

Знаете - я действительно презираю людей, "любящих вкусно покушать". Я презираю жрущих ради того, чтобы жрать. Жрущих по ночам пирожные толстух, тех, кто не может без бесконечных чайков с тортиками (простите, сейчас блевану). Все нужно в меру - сколько можно это повторять? Но мы не слушаем.

Я спокойно обхожусь без овощей и фруктов, я люблю яйца, мясо, молоко и гематоген, при слове "вегетарианство" падаю в обморок... (шутка, но мне и правда непонятны эти идиоты, агитирующие за "будь кроликом". Люди не так тупы. Они ели мясо и рыбу в течении тысячелетий, и будут есть дальше, так что закройтесь, народ.) Если бы я просидела еще немного на этих капустных рационах, меня бы пришлось соскребать с асфальта. Первой ласточкой была постоянная темнота в глазах.
Теперь я нахожусь на стадии, которая называется "попробуй брось".
Я и правда решила бросить диеты. Я думала не есть после захода Солнца (ибо это помимо всего прочего полезно), заниматься спортом и не есть сладкого.
Но мой организм твердо решил восстановиться за один-два дня и никак иначе.
В результате меня постиг компульсив. На второй день был еще компульсив. На третий день я остановилась. На четвертый был уже не компульсив, но сожрано было много. На шестой день сдержалась, а на седьмой был последний и самый злой компульсив.
Сегодня компульсива не было.
Что я могу сказать?
Занимайтесь спортом, народ. Занимайтесь спортом и хватит жрать тортики каждый день, да еще на ночь. И спортом занимайтесь не раз в неделю по часику, а нормально. Записывайтесь не на фитнес, не на аэробику, а на что-то, в чем возможно развитие, карьера, если хотите. Танцы, борьба и т. д. Меня всегда подстегивает именно то, что я могу совершенствоваться, и кто знает? может, когда-нибудь и на соревнования поеду. Просто дрыгаться, да еще за свои деньги... не, мне такое не подходит. Но мне по себе судить, вам по себе.
Боритесь против этой заразы. В противном случае она поглотит вас и не выплюнет - она, в отличии от паническихудеющих, булимией не страдает.

@темы: ana must die

20:28 

Дерьмо.

Uxor Dei
Я не быстро меняюсь, просто так было, но я закрыла свои зенки. А не надо было!
Надеюсь, что вылезу самостоятельно из этой хрени, в которую я выпала благодаря тупым диетам.
Неделя уже прошла. Вес почему-то не набирается, но лучше не становится.
Желудок твердо решил восстанавливать силы, и мозги туда же. Разумно, но может постепенно было бы лучше? НЕТ, ФИГ МНЕ. Только сразу, только хардкор.
Вот шит.
Ну... из хороших новостей - ответили из Таллинна. Все, валим отсюда.

@темы: компульсив, таллинн

20:25 

Просто так

Uxor Dei
Из Tallinn Winter School отвечают просто молниеносно очень по-балтийски, но я лелею надежду, что мое ожидание продлится еще недолго.
Погода там меняется каждые две минуты, русские и финские туристы выносят мозг своими пьяными воплями на улицам Старого Города, а цены на всех верандочках, с коих открывается более или менее красивый вид, выгонят курить в коридор все венецианские и берлинские кафешки. В заброшенном монастыре не ловит мобильная связь, зато вайфай - еще как! Ни один фильм не озвучен на госязыке, ломай глаза об субтитры. Там знать четыре языка не нонсенс, а норма. Зимой может завалить снегом по крышу, а может залить ледяным дождем в таких же количествах.
Люблю я это место.

Тем, кто упорно утверждают, что перемена мест ничего не дает, так как все свои проблемы ты увозишь с собой - бессовестные лгуны.
Проблемы это чаще всего, и правда, не решает. Но легче становится. Легче - вне зависимости от степени тяжести существования. Даже если ты счастливейший из счастливых - сидеть долго на одном месте пагубно.


Возвращусь я в город Таллинн,
Состоящий из проталин,
По сырым ночам не спящий,
Ожидающий вестей,
И всецело состоящий,
И всецело состоящий,
И всецело состоящий
Из любимых мной частей.



On lumme uppund metsasalud,
vaiksed taliteed,
nii hellad on su aisakellad,
lumel laulvad need.

@темы: таллинн

21:16 

Три Брата

Uxor Dei
Мистблинди — вождь одного из племен древних, изначальных инеистых великанов, спасшихся вместе с Бергельмиром от Потопа. Его имя означает туман — такой густой, что сквозь него в буквальном смысле не видно дальше своего носа. Второе имя, Форньот, ученые переводят как «старый великан» или, возможно, «старый Разрушитель», «старый Ревун» или «принимающий жертвы». Какое-то время спустя после Потопа он отправился странствовать по миру со своими тремя женами, родившими ему трех сыновей — Кари, Логи и Хлера (позднее получившего другое имя — «Эгир»). Эти трое братьев совершенно непохожи друг на друга, поскольку родились от разных матерей и в разных местах.

Логи

Логи — второй сын Мистблинди и огненной великанши, родившийся сразу после Потопа. Он — огненный великан, состоящий на службе у короля Утгарда-Локи. Он фигурирует в мифе о том, как Тор и Локи встретились c этим королем-волшебником и были вынуждены состязаться с его друзьями и родичами в разных умениях. Локи заявил, что он умеет есть быстрее всех, и Утгарда-Локи предложил ему померяться силами с одним из своих слуг — именно с Логи. И Логи одержал очень убедительную победу: в отличие от Локи, съевшего только мясо, он сожрал еще и кости и посуду. После этого он открыл свою природу: стало ясно, что это очень старый огненный великан, с которым Локи как более молодой тягаться не мог.

Друзья и родные иногда называли Логи «Высоким Логи» (Халоги), потому что он очень рослый — даже для великана. Его жену звали Глут; она родила ему двух дочерей — Энмиру и Эйзу. Но они давно покинули его, и теперь Логи живет один в своей черной горной пещере. В литературных источниках упоминается также смертный по имени Логи/ Халоги, в честь которого получило свое название древнее скандинавское королевство Халогаланд. Быть может, Логи-человек повторил в своей жизни архетипический образец, на котором основана история Логи-великана; но утверждать это с уверенностью мы не можем.

Логи — очень старый этин, один из древней магической троицы, в которую входили, кроме него, Кари и Хлер. Те, кто с ним работает, утверждают, что он связан не просто с огнем вообще, а с огнем вулканов, огнем самой земли. Он обитает на покрытом застывшей лавой побережье Муспелльхейма. Говорят, что он раздражителен и своенравен. Он соглашается обучать гостей, проявляющих должное уважение, но оставляет за собой право выгнать любого ученика безо всякой видимой причины. Он очень любит исландские вулканы, и лучшее средство для установления связи с ним — осколки черного вулканического камня из Исландии.

Рассказывает Джессика Вульф:

Логи любит огненные цвета (все красные и золотые тона) и самые яркие оттенки синего и белого, но также и пепельный, темно-серый и угольно-черный. Из напитков он предпочитает «Лафройг», но не откажется и от любого другого односолодового виски — но только качественного! Еще ему нравится крепкий черный кофе (подойдет и простой эспрессо), глинтвейны и глёгги, фламбе, все копченое (особенно копченая соль), острые блюда, благовония или просто травы, тлеющие на углях (очень хорошо подходят кедр и душистая зубровка). Однажды он попросил сушеный красный перец чили в глазури в горячем горько-сладком шоколаде — наверное, ему очень понравились острые шоколадки «Дагоба», которыми я угостила его в прошлый раз.

Подношения Логи лучше сжигать; более того, сам огонь может служить подношением — как объект сосредоточения для медитации или беседы. Полезные инструменты для общения с ним — гадание на огне, дыме, углях или растопленном воске. Чтобы установить с ним связь, можно сжигать обращенные к нему письма, рисунки или стихотворения, записанные карандашом (с графитовым стержнем) или углем. Логи любит обсидиан, гагат (он же черный янтарь, разновидность каменного угля), все камни огненных цветов и всяческие «блестяшки». Блестящие предметы — его страсть, особенно стекло, металл и прочие материалы, для изготовления которых используется огонь. Если вы хотите выказать Логи особое почтение, займитесь каким-нибудь ремеслом — стеклодувным, кузнечным, гончарным и т.п. Еще он обожает музыку и танцы, предпочитая записям живое исполнение (пусть даже совсем любительское).

Представлять его как стихийного духа или даже олицетворение огня — это крайнее, почти оскорбительное упрощение, хотя по природе он действительно родствен огню. Подобно огню, он может быть как опасным и разрушительным, так и полезным и заботливым. Он может и согревать, как пылающий очаг, и наводить тоску, как остывшая зола в камине. Обращаться к нему всегда следует с уважением. Логи страстен и дик, подвижен, как ртуть и своеволен; он способен на теплую, нежную ласку, но и на убийственную иронию; он остроумен и шаловлив, до неприличия забавен, гипнотически чувствен и неудержимо прожорлив. От своих друзей он требует душераздирающей честности и непоколебимой верности — но и платит им тем же, возвращая всякий дар сторицей.



Призывание Логи

Славься, Логи, Владыка Огня,
Самый жаркий из Трех Древних Братьев,
Высокий, как древо в огне,
Возносящее пламя к небу,
Высокий, как черный вулкан,
Извергающий камни в небо,
Голодный, как свора гончих,
Вечно тощих, как ни корми их,
Голодный, как реки лавы,
Пожирающей всю округу.
Славься Халоги, Обманщик Обманщика,
Славься вечная искра!
Согрей нашу кровь!



Кари и его потомки

Кари — старший сын Мистблинди и первой его жены, которая тоже была из рода инеистых великанов. Этот грозовой великан, повелитель ветра и снега, родился еще до Потопа. После Потопа он сопровождал своего отца Мистблинди во всех его долгих странствиях, а затем вернулся с ним в Нифльхейм и после смерти Мистблинди унаследовал его титул и племя. Кари — властелин Северного Ветра, могучий вождь Нифльхейма и владыка ветров.

У Кари есть одна интересная особенность: когда работаешь с ним, можно наблюдать, как он то молодеет, то снова становится старше. Весной он принимает облик тонкого и стройного андрогинного юноши, а на протяжении года стареет и к зиме превращается в седого бородатого старика. Эти метаморфозы — отражение природного цикла: весной Северный Ветер овевает землю прохладным бризом, а зимой приносит свирепые метели. В молодой фазе Кари обычно любвеобилен; он принимает облик ветра, чтобы ласкать своих возлюбленных, и, говорят, ему нравится проказничать, раздувая женские юбки. В облике старика он более склонен к уединению (когда не выполняет свою работу как Северный Ветер) и проводит большую часть времени дома, в нифльхеймской пещере, со своими правнучками.



Призывание Кари

Славься, Северный Ветер, самый холодный,
Ты, приводящий Зиму, ты, приносящий Метель!
Юношей ты — прохлада, спасенье от летнего зноя,
Мужем брадатым — буря и дождь осенний,
Старцем — ножи ледяные,
Что беззащитное тело режут на синие ленты.
Славься, о вождь Нифльхейма, отпрыск Мистблинди,
Моря и Пламени брат, отец несчетных потомков,
Песен силы певец!
Даруй нам свое волшебство — дивную музыку ветра —
И пощади нас зимою, избавь от своих объятий,
Чтоб мы тебе возносили
Хвалы сквозь метель и мрак!



Эгир

Старейший (и, вероятно, самый первый) морской великан — Эгир, владыка морей. Он набрал такую силу, что вполне может считаться божеством — и не только благодаря своей дружбе с асами. Эгир повелевает всей совокупностью морей и океанов в Девяти мирах, за исключением, возможно, лишь одного мертвого, пустого моря, отделяющего Хельхейм от Муспелльхейма. Чтобы благополучно пересечь любое морское пространство в Девяти мирах, необходимо умилостивить Эгира, его жену или их дочерей.

Обычно Эгира изображают как йотуна в расцвете лет с голубовато-зеленой кожей, зелеными волосами и бородой и в венке из водорослей. Он вооружен копьем (одно из древнеанглийских поэтических наименовений моря — garecg, что в буквальном переводе означает «копьеносец») и, в целом, напоминает Посейдона — тот выглядит и действует схожим образом, хотя копье ему заменяет трезубец. Эгир жизнерадостен и радушен. Он варит лучшее пиво во всех Девяти Мирах, которое покупают повсюду и ценят очень высоко; и в его чертогах всегда накрыт пиршественный стол для гостей. Пиво Эгир варит в волшебном котле глубиной в целую версту, который Тор и Тюр отобрали у Хюмира, отца Тюра.

Однако в характере Эгира есть и оборотная сторона, напоминающая нам о том, что он — все же йотунское божество. О корабле, погибшем в море, говорят, что он «угодил в зубы Эгира». Эгир вызывает бури и штормы — иногда для того, чтобы покарать неблагодарных, а иногда и просто потому, что ему так заблагорассудилось. Моряки любили его, но и боялись и часто приносили ему жертвы. Саксы в V веке традиционно отдавали Эгиру десятую часть пленников, прежде чем отправиться в плавание из очередной завоеванной страны. «Разломало род мой море, — сетует исландский скальд X века Эгиль Скаллагримссон в траурной песни “Утрата сыновей”, сочиненной после того, как его младший сын погиб в море. — Когда б я мести меч мог несть, то Пивовар не сдобровал бы» [3]. Итак, под личиной радушного добряка скрывается безжалостное божество, всегда требующее жертв того или иного рода. Длинные когти на пальцах Эгира — напоминание об этой стороне его натуры.

Как подношения Эгиру годятся хлеб и отполированные камни, а также все, что ему трудно добыть без посторонней помощи. Если вы живете вдали от моря, бросьте угощение для Эгира в большой таз соленой воды. Только не пытайтесь подносить ему пиво: его собственное — все равно лучше, да и современные сорта, битком набитые химикатами, ему не по вкусу.



Призывание Эгира и Ран, Его жены

О Властитель Пучины и ты, Госпожа Глубин!
Несметные ваши стада
Резвятся в зеленых волнах.
О владычица Ран,
Твои сети — морские травы,
Струятся твои власы во всех Девяти мирах.
Эгир, ты — господин
Могучих течений и волн,
Несущих корабль;
Щедрый в дарах,
Своенравный в любви,
Ты — пивовар богов и погибших душ.
Храните же нас от беды, о бог и богиня морей,
Пока мы плывем через ваши владенья —
Наяву ли, во снах или в таинствах нашей души.

(вытяжка из Р. Кальдеры, перевод Анны Блейз)

@темы: Рёккатру

21:01 

Википедия

Uxor Dei
Умереть как много места уделила нам Википедия. Впрочем, я думала, что там и этого-то не будет - так что ура, товарищи

Rökkatrú[16][17][18] is a denomination of Northern Tradition Paganism falling under the larger auspices of Greater Heathenry in which followers worship predominantly or exclusively the Ettins (or Jotuns; Old Norse Jötunn, plural Jötnar), the gigantic and/or monstruous deities that embody the primordial and elemental forces of chaos, and thus the forces of quenchless world-renewal. Their pantheon includes the Jotuns of fire, water, wind, soil, goddess Hela, Jormungand, Fenrir, Nidhogg, and the god Loki.[16][19] Rokkatruars follow their own Thirteen Rules.[20] Since many of these Jotuns are seen as being opposite forces to the Ases and Wanes, Rökkatrú is not generally accepted in the larger Heathen community.

20:11 

Кодекс

Uxor Dei
Перевести бы это.
Правила... я бы так не сказала.
Кодекс. Кодекс Рёккатру.

Правило Хелы - хладнокровие; уметь видеть все в истинном свете;
Правило Локи - быть честным с самим собой;
Правило Ангрбоды - принимать разнообразие форм всех живых существ;
Правило Йормунганда - понимать, что все относительно;
Правило Сигюн - быть верным тем, кого любишь;
Правило Герды - уметь мириться и находить компромисс;
Правило Нидхёгг - ничего не растрачивать впустую;
Правило Йорд - почитать Природу;
Правило Эгира - оказывать гостеприимство;
Правило Сурта - все, что делаешь - делать с энтузиазмом и страстью;
Правило Фенрира - принять своего внутреннего монстра;
Правило Мордгуд - контролировать свои чувства;
Правило Норн - быть верным своему пути, несмотря ни на что.


Hela's Rule: Vision. Death takes the long view of all things, and so we strive to value far-seeing over temporary difficulties. Ask yourself: Will this matter in a year? Five years? Ten? After I am dead? Think ahead before you react, before you speak. Learn not to take things personally; people often react from their damage, and everything blows over in time.

Loki's Rule: Self-Knowledge. No matter what you say to others, be it truth or lie, never lie to yourself. Know yourself excruciatingly well, even the ugly parts, and always be honest with yourself first. When you speak the truth aloud, remember that the greatest honor is in speaking the truth that no one wants to hear, and that everyone has been avoiding out of fear.

Angrboda's Rule: Diversity. The Giant-Race comes in a myriad of forms, and all shapes, sizes, and natures are valued among them. Being close to Nature, they understand that diversity is survival and strength, while homogeneity is inevitable weakness. Thus, we accept and value diversity in human beings, be that in race, ability, gender, cultural background, lifestyle, sexual preferences, appearance, and all the many ways that we can be wonderfully different.

Jormundgand's Rule: Liminality. As the Snake is neither male nor female, both of Midgard and not of Midgard, so we see that the honorable and the sacred is most often found in that which crosses boundaries, bridges opposites, moves between worlds. We value that which is Both, and Neither, as one of the Great Mysteries.

Sigyn's Rule: Loyalty. Stand by those who love you, and whom you love, no matter what others say of them, no matter if they are driven out. The loyalty of true friends, family, and lovers is more important than the acceptance of any group, and any group that would force you to forswear them is not worthy.

Gerda's Rule: Frithmaking. While sometimes war is necessary, there is always far more honor in making a just peace than waging a just war.

Jord's Rule: Earthwisdom. Revere the Earth and Nature; seek to live lightly on the land. Honor the spirits of the Earth, the stones, the trees, and all Nature.

Nidhogg's Rule: Recycling. There is no such place as Away, so be careful what you throw there. Recycle, give away, don't waste, find a place for it somewhere else. This includes people as well as things.

Aegir's Rule: Hospitality. Open your doors even to those not of your people, not of your tribe. Open your doors to them even when they are annoying, or disrespectful, if there is the chance of an alliance, of changing their ways with frithmaking. Be gracious in the face of others' greed and boorishness. You have the right to set boundaries, but be generous the first time at least, no matter who they are, until they truly prove themselves worthless.

Surt's Rule: Intensity. Whatever you do, let it be with passion and fervor. Do not live a dull, repressed life.

Fenris's Rule: Shadow. Learn to love and find sacred all the parts of yourself, even the darknesses. Honor them by making a safe place for them, where they can neither be harmed nor harm others.

Mordgud's Rule: Self-Control. The Giant-Race are a people of strong passions, and so often are their followers. That is why it is all the more important that we strive always to keep our gates guarded and our walls firm -- not to keep out, but to keep in. Keep control of your emotions, that they might not spill over and burn others, or yourself.

The Norns' Rule: Dedication. Walk your path as you understand it, and as the Gods tell you to, and let no mortal opinion get in the way of your Wyrd.

@темы: Рёккатру

17:48 

Taivaansudet - Небесные волки

Uxor Dei
Колеса повозки солнца — багряные спелые фрукты,
Пусть лопнут они у меня на зубах, и напьюсь я сладкого сока;
Погоня за ними пусть будет веселой забавой,
Я буду бежать, словно резвый щенок, кувыркаясь.

Колеса повозки луны — жемчужные спелые фрукты,
Пусть лопнут они у меня на зубах, и напьюсь я сладкого сока;
Погоня за ними пусть будет удачной охотой,
Я буду бежать, словно Смерть, не сбиваясь со следа.





Когда у Великого Волка, Фенриса, начались приступы бешенства, он прежде всего побежал туда, где родился. Тюр и другие асы пытались помешать ему вернуться в Железный Лес, но однажды Фенрис все-таки ускользнул из-под надзора и разыскал свою мать Ангрбоду и единоутробных братьев и сестер — волков-оборотней. Что произошло с ним в Железном Лесу, неизвестно, но после того, как он покинул родные края во второй раз, теперь уже навсегда, голод и ярость овладели им безраздельно, а одна из обитательниц Ярнвида родила пару волчат, похожих на отца, как две капли воды. По другой версии, матерью этих волчат, Хати и Сколя, была сама Ангрбода, но правда это или нет, мы, возможно, никогда не узнаем. Когда асы сковали Фенриса, Хати и Сколь оказались единственными, кто встал на его защиту. Даже Локи и Ангрбода не стали вмешиваться, понимая, насколько Фенрис опасен, но его юные сыновья не смогли оставить отца в беде и предприняли безнадежную попытку освободить его от пут. Асы изловили волчат, и Один нашел им полезное применение. Он наложил на них чары — так же, как в свое время на Великого Змея. Сунна и Мани в те времена нередко отклонялись от предначертанного им пути и принимались блуждать по небу или замедляли свой ход. Из-за этого дни и ночи не всегда начинались и заканчивались точно в срок. Особенно часто это случалось с Мани, который то и дело останавливался посмотреть, что происходит внизу, на земле, и, увлекшись чьими-нибудь очередными приключениями, подолгу стоял на месте. Многие на это жаловались, и вот Один, наконец, придумал, как заставить солнечную и лунную колесницы двигаться точно по расписанию. Он поместил сыновей Фенриса на небеса и заколдовал их так, чтобы Сколь гнался за колесницей Сунны (точь-в-точь как овчарка гонит стадо, не давая овцам сбиться с пути), а Хати (которого также называют Хати Хридвитиссон и Манагарм) — за колесницей Мани.

Сколь и Хати не все время проводят в небесах: пока Солнце и Луна придерживаются графика, волки остаются на земле и бегают на воле; но если кто-то из небесных этинов начинает запаздывать, их преследователей вновь выгоняют на небо. Из двух братьев Сколь более спокойный, тихий и молчаливый. Сама погоня за Сунной до некоторой степени его забавляет, но подневольный характер этой работы ему не по вкусу; и все-таки он понимает, что, по сравнению с отцом, ему еще повезло. Хати более общительный, но непостоянный в своих настроениях: он легко переходит от озорного веселья к угрюмой злости, а заклинание, так часто переносящее его на небо, ненавидит всей душой. Оба волка знают: если придет Рагнарёк, они смогут догнать и убить Сунну и Мани и освободиться от чар Одина, — и оба с нетерпением ждут этого дня.


Рейвен Кальдера - Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции. 19. Хати и Сколь
Перевод с англ. Анны Блейз

Комментарий Гейры:
Мне кажется, с Небесными Волками можно ассоциировать две руны - Хагалаз (разрушение) и Райдо (путь, контроль).

@темы: солнце, рёккатру, луна, Хати, Сколь

18:09 

Лучезарная Дева

Uxor Dei
Слава Сунне, блистательной в силе своей!
От Нее исходит тепло,
Что дарует нам жизнь и пищу.
Слава Сунне, горящей светло,
Хвала лучезарной Богине!
Без ласки Ее увяли бы наши посевы,
Без нежных касаний Ее
Стал бы мир наш унылым и серым.
Слава Ее дарам,
Что прекраснее янтаря,
Драгоценнее злата!
Славься Сунна, защитница жизни!
Шествуй в небе вовек,
Негасимым огнем объята!

Под именем «Суль» или «Соль» солнечной богине повезло больше. Она упоминается как одна из асинь в нескольких эддических песнях и в «Видении Гюльви» из «Младшей Эдды». Здесь сообщается, что жил когда-то на земле человек по имени Мундильфари и у него родилось двое детей — таких красивых, что он дерзнул назвать их именами небесных светил: дочь — Солнцем (Суль), а сына — Месяцем (Мани). Боги покарали его за гордыню, отняв у него детей и приставив их возницами к тем самым светилам, в честь которых они были названы. С тех пор Суль и Мани вечно правят колесницами Солнца и Луны и поддерживают равномерный ход и исчисление времен. Там же сказано, что некие два великана так возненавидели порядок, навязанный миру богами, что превратились в двух голодных волков, вечно преследующих колесницы светил. Когда настанет Рагнарёк, день гибели утвержденного богами миропорядка, эти волки настигнут и проглотят солнце и луну, и весь мир погрузится во мрак [3].

Гибель солнца и луны — одна из самых страшных катастроф, которые должны потрясти мироздание накануне или во время Рагнарёка.


Софи Обеландер

(перепост с книги Р. Кальдеры. Название статьи, из-крой взят отрывок - Сунна, забытая Богиня Солнца)


Подношения: энергия, энтузиазм. Исскуство использовать время.

Символы: все, что имеет солярную форму, или имеет на себе изображение Солнца. Солярные символы. Подсолнух. Колесницп с запряженными в нее лошадьми. Зеленые растения.

Цвета: золотой, оранжевый, зеленый, красный.

Руны: Соулу, Дагаз.

Минералы: гелиолит, рыжий кварц, цитрин, янтарь.

Иные подношения: подсолнухи, растения, фрукты (особенно яблоки и цитрусовые), золото, любая работа, улучшающая землю, вообще любая помощь окружающей среде. Тщательная работа со своим здоровьем.

Чего Сунна не любит, так это вопиющего пренебрежения окружающей средой.

(Галина Красскова. Перевод мой, при копировании ссылка на мой дневник обязательна)
© Loftgeira

@темы: Сигель, Соль, Суль, Сунна, рёккатру

13:28 

Arvoisat, J. ja minä.

Uxor Dei
Женщина, ты не понимаешь...
Начальная буква твоего имени не вписалась в нашу фирменную аббревиатуру ЛСД (Лофтгейра+Сеси+Д. (ну это Волчара))
ВОТ ОНО, ВОЗМЕЗДИЕ.
Я буду представлять твою ахуевшую рожу еще много, много дней... знай это.
Сегодня я даже Волчару люблю - ТАК ОБОСРАТЬ человека умеет из нас троих только он - Сес слишком холодная, а я срываюсь на истерику и мордобой.
Л. не дал мне встретиться с ней - правильно, а то я бы все-таки вцепилась ей в волосы.
Häneltä tänään olen saanut yksisataprosenttistä Wunjo-riimun tiivistettä. Ilmaiseksi... Kiitos sinulle. Vain.

Да, я помню, что отпуска не разрешены, что Ты испытатель, я полигон, каждому по вере его, не по
Степени износа; ну вот и рвемся, оглушены, через трубы медные, воды темные и огонь; а билет на экспресс, слабо?
Я проснусь на конечной, от неожиданной тишины, и безропотно освобожу вагон,
Когда поезд пойдет в депо
(Полозкова)


P. S.: А еще у Гейры запой. Молокочайный... калорий мало, но КАК МОЖНО СТОЛЬКО ПИТЬ ЭТОЙ ХРЕНИ.
Вот - у всех зажор, а у меня запой.
У всех запой алкогольный, а у Гейры молокочайный.
Я оригинальная личность, е

19:54 

Uxor Dei
Täytyy olla keskittynyt. Kaikkeen mitä teet. Siihen maailmaan, jossa nyt olet.
Ruska. Se on täysin erillinen vuodenaika. Ei syksy eikä kesä - tahallani en käytä nyt edes "jo" ja "vielä"-sanoja - ne eivät ole tarpeen. Se on TÄYSIN erillinen vuodenaika. Jotkut pitävät sitä juhlavana kirjavien lehtien takia. Jotkut - lyyrisena... he tosin ovatkin oikeassa, koska vain nyt viileä tuuli osaa puhaltaa ikkunasta juuri sillä voimalla - ei liian kovaa eikä liian hiljaa - että tuore runo voisi lennähtää sen viemänä suoraan kellertävään paperiin.
Minä kävelen puoliksi sammuneen tuleen päällä. Ennen elämän ajallista kuolemaa se syttyy palamaan - aivan kuten Feniks-lintu.
Ja jotkut vielä sanovat, että Hagalaz-riimu ainoastaan hajottaa. Ei... tässä sillä ja Dagazilla on jotain yhteistä. Molemmat hajottavat - että jotain uutta voisi syntyä sen tilalle. Pieni avuton linnunpentu. Uusi, heikko, viileä kevät.


18:29 

Сломанный крест

Uxor Dei
Päivä, jolloin saan kaikessa rauhassa istuskella juoden kahvia Yggdrasilin juurilla, on tulemassa.


Я не могу не наслаждаться тем, как разворачиваются события.
Я в изоляции от новостей из родных мне Скандинавских стран - но то, что имеет место происходить в России, Суоми и Балтии, не может не радовать.
Православные журналы кричат с пеной изо рта так, что она до колен свисает: НЕОЯЗЫЧЕСТВО ДА ВЫ ЧО ЛЖЕДУХОВНОСТЬ КАРАУЛ НЕ ВЕДИТЕСЬ БЕСОВЩИНА ГРЕХ ГОРЕТЬ ВСЕ НА СКОВОРОДКЕ БУДЕТЕ...
Как вы радуете этим всем лично меня и нас всех. Тем, что начинаете потихоньку признавать свое поражение. То, что у вас нечего предложить этому миру (да и не было никогда). Уже сейчас вы начнете медленно расплачиваться за сломленное язычество - и это не наша, да и не ваша вина. Маятник качнулся. Мы возвращаемся - но наша вера изменилась, стала гораздо менее архаичной и местами гораздо более темной.
Продолжайте меня радовать. Может, вам в раю за доставленное мне удовольствие срок накинут - положительные эмоции все же доставляете.
Я лично не принадлежу к тем, кто до усрачки любит хаять жирных попов - нет. Как раз на них мне абсолютно пофиг - они мне не мешают, а я им. Гораздо более отвратительны те, кто до кровавых слез любит просвещать таких как я и молиться за них. Молитва мне вреда, впрочем, не причиняет - не трудно понять, когда за тебя молится христианин - за меня, например, долго молилась знакомая-католичка, и каждый раз ко мне начинали валить посторонние мысли о костеле, органе и т. д. В этих случаях я рисовала в воздухе четыре руны Иса, замораживающих любое воздействие. Теперь уже не молится - даже не спрашивайте, почему, хех:)
Я надеюсь и из-за гроба понаблюдать ваши потуги сохранить себя.
И ПОРЖАТЬ.
Аминь.

14:48 

What if I smoked cannabis

Uxor Dei
Второй день дома.
О Боги, моя голова - ОТКУДА В ТЕБЕ СТОЛЬКО ДЕРЬМА. Этот мир - не сушеный репейник, так нахрена ты его перетираешь так тщательно? Как будто слабящий отвар собираешься делать, ну чесслово.
Люди, слушайте громкую музыку, читайте умные, тяжелые для понимания (это обязательно!) книги, выполняйте духовные практики, напивайтесь с друзьями, но самое главное - никогда просто так не сидите и не анализируйте этот мир (да вообще любой мир, е-мое!) и ваши задачи в нем. Не думайте о том, что бы лучше сделать сейчас, как бы лучше сделать сейчас - просто делайте. Не думайте, не думайте, не думайте, меньше мыслей - меньше проблем. Пусть вашим принципом будет не "меньше слов - больше дела", а "меньше мыслей - больше действий".
Это мое завещание вам.
Ну как... надо же вынести что-нибудь из своего *кашель* жизненного опыта (сокращенно "жопыта", ага). Хоть это.
Когда слушаете музыку, нехрен слушать что-нибудь, что якобы напоминает вас самих (особо это касается девушек!). Доказано - это слушается по большей части либо по гордости (ну, это еще неплохо) или по хроническому саможалению и желанию почувствовать себя несчастной киской (что уже намного хуже).
Не ной, а делай - заткнись и делай хоть что-то, ленивый ублюдок.

17:37 

Epämannaz

Uxor Dei
И даже не просите перевести. Я ж свихнусь:) Короче, про двух уставших от жизни такой божков - что и почему им не угодило.

Muutoksien, luovuuden, tulen sekä valistumisen jumalatar istui tekemättä mitään. Vihreissä silmissään kultaiset kipinät syttyivät ja sammuivat ajatuksiensa tahtiin. Ystävättärensä on hyvä elää - hän saa istua, juoda ihastuneitten seuraajien uhraamaa suklaata silmät ummessa ja jos joku hänet tuollaisena näkee, hän ihastuu jumalattaren kauneutta ja poistuu sitten vain tiehensä, onhan hän kerta kaikkiaan unen jumalatar.
- Siellä missä sinä uneen vaivutat, minä herätän. - kuuli Muutoksien Haltija oman äänensä - taas kuin silloin, niin monta vuoden takaa.
Jumalolento siirtyi kuusen lehtien taakse - hänestä tuntui, että joku on tulemassa. Ei, ei saisi, että joku näkisi hänet tälläisena. Muitten nähden hänen täytyy liikkua, jaaritella niitä näitä ja olla aina. tekemässä. jotain, edes jotain. Jollei voi hehkua luovuuden tulta, niin pitäisi ainakin loistaa.
Hänen vasen korvansa liikahti. Tulijan askeleet olivat kevyet kuin tuulen henkäys, mutta kuulonsa ei silti pettänyt.
Hän hypähti pystyyn ja lisäsi tulta silmiin.
- Rauhoitu. Nyt heti rauhoitu, minähän se olen.
Se oli hän - unten jumalatar. Kevyt kuin kristittyjen enkeli, hiuksen kiiltävät hopeaa ja kultaa. Silmissä myös kisaili vihreätä kipinöitä, mutta ne sekoittuivat hopeisiin. Muuttoksien Tuoja huokaisi. Kaunis ystävättärensä oli, hyvin kaunis, mutta kylmä kuin Niflheimin vesi ja kuun jäätyvä loisto.
Kylmä, hento käsi kosketti luovuuden haltijan käden.
- Kulta.
Käsi hehkui. Rauha ehti lennähtää pois.
- Mitä on vinossa?
- Kuten aina.
Muutoksien Tuoja vajosi istumaan.
- Se on sinun työsi, Tulipää. Itsehan olet sen valinnut.
Nyökkäys. Ajatuksia ei ollut.
Öinen Kulkija muuttui hiukan lämpenemmäksi ja istuutui ystävättärensä viereen.
- Onkohan enää niitä, joiden edessä saan olla oma itseni. Sytyttää nurmikot, kertoa typeryyksiä. Juopua!
- Vastahan olet palannut Muspelheimista. Luulin, että olet ehtinyt rentoutua.
- Niinhän se on. Siellä vain...
Kannattaako sanoa se? Mitä jos Tulen tuoma ihanuus katoaa sanojen mukana?
- Ymmärrän.
Hän ymmärtää, vaikkei voi asua Muspelheimissa. Hän ymmärtää, vaikkei kokonaan. Muutoksien Tuoja tiesi, miten paljon Unten Haltija pitää Asgardin helmoista. Yhtä ei saa verrata toiseen, mutta
ehkä tilanne on suurin piirtein samantyyppinen?
- Mennään.
Vaikka hän kuinka rakastaa Tulen Maailmaa, hänen kotinsa on täällä. Koti ei ole se iso palatsi, jonka Unten Haltija on pytsyttänyt. Kotinsa on siellä, missä on ne kaki toista, joiden edessä ei tarvitse teeskennellä.
Vielä täällä siis.
- Tulipää... sinun ollessasi poissa sinulle tuli kävijöitä. Midgardista.
- Mitä asiaa?
- No... esimerkiksi yksi sanoi, että hän on väsynyt yksitoikkoiseen elämään. Että kaipaa jotain uutta.
- Ei se mistään Midgardista ole.
Hän nosti punaisen päänsä.
- Se on tuosta maailmasta, joka on sen lähellä.
Uinuja naurahti:
- Aivan oikein. Äläkä selitä, mistä tiedät sen. Arvaan itsekin.
- Uutta ei tule. Ei tule niin kauan, kuin hän piilee itseään omiin pelkoihinsa. Oman elämänsä hän on valinnut itse. Hän kyllä odottaa, että ehdotan hänelle, miten tuoda siihen erilaisuutta, mutten aio luoda huvihäytelmää.
- Mennään.
- Tiedätkö, mitä aion tehdä? Aion potkaista hänet niin, että koko elämänsä menee sekaisin.
- Mennään.
Kyllä. Kyllä, vihaa täytyy osata malttaa.
- Minäkin olen väsynyt. Tiedätkö, minua pyydetään parantamaan unettomuutta, karkottamaan painajaisia. Kunpa olisi edes joku, joka edes vaivautuisi tulemaan tänne. He ostavat suklaata, jota eivät tahdo syödä itse - niin halpa se on - panevat alttarin päälle ja odottavat ihmettä. Kun ihmettä ei tule, he jättävät alttarin pölyyntymään tai jopa purkavat sen. Minä tiedän kyllä, mitä maailmat tarvitsevat. Nuoruuden intoa.
- Minä voin antaa heille innon. Mutta niin kauan kuin he vapisevat pelosta kaiken uuden edessä, Dagaz on poissa käytöstä.
Huokaus.
Kunkin päässä kulki nyt omia ajatuksia. Tulipää hymyili katreransuloisesti muistellen, miten hän halusi kaiken tapahtuvan. Hän tuomassa epätoivoista naista kohti uutta päivää. Juttelemassa - noin vain, alttarin äärellä istuen - seuraajansa kanssa.
Niin tosin onkin tapahtunut pari kertaa.
Muistelmat täyttivät mieltään lämmöllä, lihavalla ruumiillaan.
Tuo tyttö muistutti yhtä aikaa häntä ja Uinuvaa - sellaisia, millaisia he olivat joskus silloin, kun heille ei rakennettu alttareja eikä uhrattu kallista suklaata. Tulipää tunnusti sen heti - ja tästä eikä mistään muusta syystä suostui antamaan apunsa.
Hän sulki silmänsä ja vajosi muistelmien tukehtuttavaan, lämpimään syliin.
...Tuona iltana hänellä ja Uinuvalla oli vapaapäivä. Ulkona satoi, he olivat juuri palanneet Asgardista, Uinuva seisoi keittiössä heilutellen lapiota ja molemmat huusivat kompastellen sanoihin:
- You're fucking peeerfect to meeee!
Nuoruus oli taas täällä, palannut haudastaan tuoreena kuin Uinuvan keräämät omenat. Se oli nuoruutensa laulu - Tulipää luuli olevansa unohtanut sen, mutta kaikki oli niin aitoa - hullu laulu, punaiset omenat korissa, että yhtäkkiä he onnistuivat uskoa, että nuoruus on asettunut heihin jälleen. Vain hetkeksi aikaa...
...mutta joku rajanrikkoja oli täällä. Hän tunsi vetoomuksen - varovaisen, vähän pelokkaan, kuten ainakin - mutta se haisi innolle. Ja vielä... anoja oli kiinnostunut vastauksesta. Tulipää tunsi, kuinka tuntematon rajarikkoja vaivaa energiapiiriään. Se ärsytti... silti. Hän sulki silmänsä - ihmisen energia oli lämmintä ja kipinöivää, se oli tyttö, jonka kuva alkoi jo ilmetä Tulipään mielessä. Tyttö haisi pelolle ja kiinnostukselle. Vetoomus lähti Midgårdin läheisestä maailmasta, siitä...
- Ystävä hyvä. Anteeksi.
Unien Haltijan käsi pysähtyi.
- Mitä asiaa?
- Palaan pian.
Maailman energia nieli Tulipään ja hän romahti sen sisään.
Kynttilä loisti pienen alttarin päällä. Tyttö seisoi sen edessä tulostettu lehti vapisevissa käsissään. Harmaat silmät liikkuivat jänittyneinä toivoen ottaa kiinni jotain. Ilma säkenöi tahmeasta pelosta. Tulipää laskeutui alttarin äärelle.
Yhtäkkiä pelon luoma tunnelma tuli vahvemmaksi, tytön silmät laajenivat pelosta. Mitä? Eihän tyttö voinut nähdä Tulipäätä, hänellä ei ollut hengellistä näköä eikä ympärillään ei leijunut kuin heikon heikkoa maagista voimaa... Kynttilä! No tottakai, kynttilä hänet paljasti. Tulipää naurahti.Hänen saavuttua kynttilän liekki tuli lähes kolme kertaa korkeammaksi ja loisti nyt punaisena ja sinisenä.
Tyttöä silti oli sääli.
Tulipää laskeutui alttarin päältä ja lähestyi tyttöä. Tyttö tunsi sen tuulen henkäyksenä. Hänen tajuntansa oli puolustuskyvytön ja pehmeä kuin leivänpala, kun jumaluus tunkeutui siihen.
- Älä pelkää.
Vaikka Muuttaja yritti puhua rauhoittavasti, tyttö hätkähti ja pudotti lehden.
Tulipää tunsi ärtymyksen kohoavan pitkin selkää. Hän ei aikonut istua täällä kokonaisen illan, Jotunheimissa häntä odotti Uinuja, piirakka ja olut, eikä tämä vapiseva tyttö kuulunut suunnitelmiinsa ollenkaan, joten hän päätti jättää kaikki rauhoitukset pois ja yhtäkkiä sanoi äänekkäästi ja suoraan:
- Oletko kutsunut minut? Täällähän minä olen, kutsumasi jumalatar! Mitä sinä haluat?
Yhtäkkiä kaikki tapahtuva alkoi naurettaa häntä. Hän yritti malttaa itseään, hymyili ja puhkesi uudelleen:
- Ja missä oikein on uhrini? Oletko koskaan kuullut, että jumalille täytyy antaa uhri?! Jollei sinulla ole kaksikymmentäviisivuotiasta alkoholia, niin etkö voinut antaa minulle edes suklaata?!
Ja hän puhkesi nauruun. Tyttö vajosi lattialle. Tulipää tiesi, että naurua tajunnan sisällä on lähes mahdotonta sietää ja sysäsi sen takaisin kurkkuunsa.
Tyttö istui lattialla hengittäen raskaasti. Hän ravisteli päätään ja yhtäkkiä sanoi - niin suoraan ja naiivisti -
- Ihanaa!
Tulipää mykistyi hetkeksi ja sitten huokasi:
- Mitä on ihanaa?
- Se, että olet tullut.
Ilon voima täytti huoneen.
- Oli vaikea uskoa.
Ilo asettui.
- Minä en ole koskaan kääntynyt kenenkään jumalan puoleen. Ei ollut syytä.
Tulipää alkoi kaivaa tytön muistia. Se oli tyypillinen uuspakana, ennusteli riimuilla ja piti Thorin vasaran merkkiä kaulassaan. Täällähän se riippui, hopea kiilsi kynttilän valossa, mutta sen levittämä tuttu raivoisa energia ei sopinut yhteen tytön lämpemään, pehmeään energiaan ollenkaan. Tulipää halusi hieman sitä energiaa mukana - siihen teki mieli kääriytyä kuin pellavapeitteeseen. Hän pani kätensä tytön kaulan takapuolelle ja veti vähän voimaa.
- Miksi kutsuit minut?
- Sinähän vastaat valistumisesta. Pelastat epäluuloista siis.
Tyttö puhui hänelle niin kuin toiselle ihmiselle, ja vaikka olisi pitänyt vihastua, Tulipää leppyi. Inholla hän muisti polvilla seisovan vanhuksen ja hätkähti halveksunnasta.
- Minä löysin tietoja sinusta Verkosta. En ajattele, että se oli sattuma. Sen artikkelin... erään pakanapapin kirjoittaman.
- Tarkoitatko Bergia? Hyi. Senkin orjamainen idiootti. Heitä se pois päästäsi, nyt heti. Sehän kuvaa minua tulidemonina, jonka liekki syö kaikkia ja kaikkea...
- Minä löysin myös kuvan sinusta.
Kuvan?
- Millaisen kuvan?
- "Muutoksien Tuoja". Täällähän se on.
Kuva riippui seinällä. Tulipää oli kuvattu nuorena tyttönä - paljon nuorempana kuin millaisena hän esiintyi. Kätensä olivat painetut sydämensä vastaan. Niiden alta lähti valoa.
Tulipää nauroi.
- Kaunista. Mutten sellainen ole.
Tytön päässä hehkui ajatus "NÄYTÄ ITSESI!" mutta hän peitti sen.
- En tiedä. Minä ajattelin heti, että sinä olet se, joka voit muuttaa elämäni.
- Minä voin.
Tulipää lennähti alttarin äärelle.
- Mutta sinä olet se, joka sysää kaiken sen liikkeelle. Minä voin vain osoittaa oikean suunnan.
- Ymmärrän.
- Kuules tyttö, minulla ei ole aikaa. Uhraa minulle jotain... mitä itse haluat. Ja jos haluat tulla näkemään minut, voin kääntyä myös unien jumalattaren puoleen - hän ohjaa sinut unen kautta. Heippa.
Ja ennen kuin tyttö ehti vastata, Tulipää sammutti kynttilän ja romahti Jotunheimiin.
...Seuraavana päivänä hänelle tuli uhri - kallis, punaisella nauhalla sidottu suklaalevy...
Ensimmäistä kertaa koko uransa aikana Tulipää tunsi, että seuraaja on kiinnostava. Hän laskeutui tytön luokse joskus noin vain, ilman mitään syytä ja uhreja, käveli hänen rinnallaan pitkin likaisia kaupunkilaisia teitä, nosti kirjavia syksyn lehtiä ilmaan ja lämmitti tätä talviiltoina. Tulipään käskystä tyttö kehitti itseään taiteiljana ja jätti piirroksiaan alttarille. Kerran Tulipää näyttäytyi hänelle unessa - ohimennen vain, mutta tyttö muisti, ja pian Tulipää oli kuvattu hiukset liehuvina ja silmät kiiltävinä kuin smaragdit ja pantu alttarille.
Joskus he juttelivat aivan kuten kaksi ihmistä - eikä Tulipääkään enää tuntenut itseääm jumaluudeksi. Hän antoi neuvoja, nauroi ja hymyili aivan kuten ihmiset ainakin...
Ja vain Uinuva - Järjen Ääni - sanoi hiljaisesti kuin tuulen puhallus yönä:
- Älä ylitä sitä rajaa...

Mitä oli sen jälkeen... Tulipää ei halunnut muistaa sitä.
Parasta oli pysyä täällä - Uinuvan viileässä sylissä kuusen oksien suojassa.
Uinuva sulki kylmät silmänsä.
Hänellä oli aina ollut enemmän seuraajia kuin Tulipäällä. Suurin osa heistä olivat nuoria romanttisia neitoja. Uinuva arvosti heistä vain muutamia, vain heille hän paljasti edes pienen osan itseään.
Hän tiesi, ketä miettii Tulipää.
Jos jotakin... mutta sitä Uinuva ei voinut ymmärtää.
Hän itse ajatteli omaa miestään, jonka heidän opettajansa pelasti helvetistä. Heidän ainoaa lastaan, jota hän nyt kohdussaan kantoi. Millaiseksi hänet tekee tämä maailma?
Huokaus.
Hän muisti sen hetken, jona hän sai tietää olevansa raskaana. Se oli aamu - ilma kulki keihkoihin viileinä, sinisinä aaltoina, kun hän kieltäytyi Tulipään tarjoamasta kahvista.
Kolme sanaa. Niin painavat ja helisevät. Ne yllyttävät reagoimaan jokaista, joka ne kuulee. Minä. Olen. Raskaana.
Uinuva toisti ne uudelleen, nyt itsekseen.
Minä. Unien Haltija. Olen. Raskaana...

Haaveilla ja ajatuksilla on tarttuvat kädet ja vilkkaat kielet, mutta niistä täytyy osata päästä eroon. Uinuva sen osasi - iolihan hän kerta kaikkiaan Unien Haltija. Ja Haaveiden.
- Mennään.
- Hyvä. Tulen pian itse.
- Tiedätkös - jos tulee vapaa ilta, niin järjestetään juomingit. Sellaiset, jollaisia järjestettiin monta, monta vuotta sitten.
Naurahdus. Kipinä syttyy.
- Minä haen olutta Svartalheimista. Haluan juopua kuin tuhat jättiläistä...
- Varo! Muutoin tuikkaat taas majamme palamaan. Minulla ei ole nyt rahaa!
Kuinka monta vuotta sitten se viimein oli? Ennen kuin ystävättäristä tuli kaksi vielä heikkoa, mutta ylimielisiä jumaluutta? Kukas enää tietää.
Silloin he alkoivat näyttäytyä ihmisille. Tulla uniin. Viedä rauhaa pois. Erityisen paljon sitä harrasti hän, ja siitä hän joutuu hyt maksamaan. Hän irvisti, kiusasi, kamppaili ja pilaili - nuorta voimaansa valui yli äyriäiden, nuorta, tulista, hullua voimaansa, vahvaa kuin jättiläisten olut ja hilpeää kuin öinen kokko. Sen jälkeen kitkerän suklaan siemailua jo kotona. Naurun kultaiset liekit. Uinuvan aate Yhteisestä Majasta. Elämän aallot liikkuivat molemmissa ja ikuisuus kulki nopeasti.
Ystävätär lähti kirkkaan tähden tavoin - hiukset loistavat hopeaa, askeleet tuskin kuuluvat - mutta vain hän, Muuttaja, ja vielä kaksi tiesivät, että tämä jääkylmä neitsyt poistuttuaan näkyviltä lysähtää ruoholle, taipuu kahtia...
Kenen edessä sinä oikein teeskentelet. Minunko edessäni. Minunkin...
Muutoksien, luovuuden, tulen sekä pakanuuden levittämisen jumalatar vajosi maahan ja puhkesi - repivään, suunnattomaan, valtavaan itkuun.


And if His eyes were pretty glazed
If He looked spaced-out
Would you buy His story
Would you believe He had an eye infection
And yeah yeah
God looks baked
Yeah yeah
God smells good
Yeah yeah yeah yeah yeah
What if God smoked cannabis
Hit the bong like some of us
Drove a tidy micro-bus
And He subscribes to Rolling Stone
When God made this place
In the beginning, did he plant any seeds
Or did he put them there for Adam and Eve
So they'd be hungry for the apple that the snake was always offering
And yeah yeah
God rolls great
Yeah yeah
God smells good
Yeah yeah yeah yeah yeah
What if God smoked cannabis
Do you 'spose He had a buzz
When He made the platypus
When He created both our homes
Does He like Pearl Jam or the Stones
And do you think He rolls His own
Up there in heaven on the throne
And when the saints go marching home
Maybe He sits and smokes a bone

22:27 

Отрава

Uxor Dei
Зарекалась свинья говна не есть.
Зарекалась Гейра бисакодил не покупать.
Хаха. Хахаха. ХАХАХАХА.

23:13 

Kaunis ilma, vihainen Geira, haluan tappaa jonkun

Uxor Dei
Tänään on ollut kaunis ilma.
Kuitenkin. Koskaan ei voi sanoa, että voi luottaa johonkuhun ihmiseen TÄYSIN. Saastaa ei ole tapana näyttää, ja se on oikein, mutta vastuullisimpana hetkenä, juuri silloin, kun tarvitset sielun valoa, tämä saasta tippuu puolustuskyvyttömälle päällesi - ja silloin et enää voi jättää tappamatta sitä ystäväsi ruumiissa asuvaa vittua (ja murhasta saa vankeuden...).
Minä erehdyin. Erehdyin - tavoitellessani avoimuutta, vaikka tajuttomastikin.
Huomenna pakenen jonnekin muualle. Keskustaan vaikkapa.
Käänteinen Pertho ei osoittanut mitään hyvää.

@темы: vittu kun vituttaa

22:15 

Sielun huuto

Uxor Dei

Будь оно трижды проклято, это мое неумение блевать.
НЕНАВИЖУ. Ненавижу свой желудок за это. Только подводка потекла зря. И вот, я вынуждена переваривать это... ок, эту жратву, запиханную в меня заботливой мамой.

Есть много такого в людях, чего я не понимаю и никогда наверное не пойму.
Например, повальная любовь к жратве. И это - ВНИМАНИЕ! - при том, что они ни*уя не устают за день! 90% этих бесконечных тортиков-пирожных-котлеток их организму не нужны - но они жрут, без нужды наполняя себя ЭТИМ ДЕРЬМОМ.
Я знаю, как это - провести весь день где-нибудь в горах, и ввалившись на кухню, уговорить три куска пирога. Но позвольте! То после дня в горах, а эти напихивают в себя слоновые порции, хотя весь день просидели в офисе. Не кусочек шоколадки, не небольшое пирожное, а суп, рис, мясо и зажрать все это каким-нибудь куском жира - то есть тортом.
Я понимаю - моя реакция "ууууааааа, спасайся кто может!!!" на слова типа "поесть, перекусить, мороженое" и т. д. ненормальна, но не надо быть анорексиком, чтобы дотумкать уже - большая часть калоража организму не нужны. Заезженная мысль, знаю, но...
Нахуя, народ?
Нахуя?
Вы просто ответьте мне...
НУ НАХУЯ?

P. S.: если завтра хоть полкило вернется... обещаю, я научусь это делать. А то что это - значит, это мой желудок, а не я, решает, держать мне ЭТО в себе иди нет? Неправильно, or what?

@музыка: Therion - Asgard

@настроение: анорексичное

@темы: нахуй еду

21:33 

Soulu

Uxor Dei
Minä avaan sylini Sinulle, Lämmönantajalle. Anna minun ylistää Sinua. Näytä kasvosi pilvien takaa, täytä minut kuumuudella. Sytytä minut palamaan - Aurinko!
Я знаю, сейчас модно любить дождь, когда все так меланхолично и поэтично. Еще модно любить ночь с большой луной во все небо. Модно называть себя "Человеком Тьмы и Ночи", хотя бы даже боялся остаться на ночь в лесу и трясся по вечерам в свете ночника. Я знаю и лично настоящих "людей Луны". Они не боятся замерзнуть под ветрами (Ансуз) своей судьбы. Они - идущие путем Нифльхейма.
Но мои глаза превращаются в щели, когда я смотрю на Тебя - Соль.
Я стараюсь не забывать прославлять Ее четыре раза в день. Ее свет проникает в каждую клеточку моего тела, в каждый атом.
Соулу.
Все же эта руна - именно Заходящее Солнце. На более глубинном уровне я связываю ее и с Рагнареком - ее жар может быть столь же разрушителен, как и сковывающий холод Иса. Дагаз и Соулу, мои любимые руны - и обе олицетворяют Сумерки Богов. Дагаз - конечно, Новый День, но для наступления нового дня нужно пережить сумерки. Не потому ли... она так напоминает положенные на бок песочные часы? Миг перед тем, как они перевернутся окончательно... и наступит Новый День.
Даг идет перед колесницей Соль, освещая Ей путь своим факелом. Новый День бежит перед Солнцем, прокладывая для него дорогу. Дарит тепло, свет, надежду... на что-то новое.
Мы обязаны дарить тепло (Соулу), освещать (Кеназ) и менять - а может, даже ставить все с ног на голову (Дагаз). Если мы избрали такой путь - то это наши прямые обязанности. Муспельхейм - это огонь не только Разрушения, но и Творения.
Райдо. Наш путь.

Гейр пишет

главная